Православие.Ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru


Расширенный поиск
Церковный вестник

Православная Абхазия

Наследие Абхазии и духовный выбор абхазской интеллигенции

Наследие Абхазии и духовный выбор абхазской интеллигенции

Возрождение нашей страны невозможно без обращения к культурному и духовному наследи. От духовного выбора интеллигенции и всего общества в целом зависит будущее Абхазии, ее безопасность и жизнь будущих поколений. Поэтому отрадно видеть, что после длительного богоборского периода в Абхазии растет стремление к познанию православной веры, к приобщению жизни православной церкви.

Сейчас много говорят о национальной идее, которая может сплотить нацию. Но национальную идею невозможно придумать заново, поскольку она уже записана в исторической памяти народа. Кому-то дано ее выразить в словах молитвы за свое земное Отечество, кому-то – в поэзии, кому-то – в славных свершениях во благо Родины. Именно эта идея, высказанная или невысказанная, но всегда действенная, консолидировала абхазское общество и помогала нам выстоять во всех испытаниях, выпавших на долю многострадальной Абхазии. Для реализации этой идеи нам нужна стратегия, соответствующая не только вызовам времени, но и духовному складу, двухтысячелетнему опыту культурного строительства Абхазии. Эта стратегия должна ответить и на главный вопрос – какая социальная перспектива будет достойна нашей духовной культуры? Этот вопрос волнует каждого нашего гражданина.

Итак – вечность! 
Вот то величайшее и высочайшее свойство Божие, которое исторгает слово благоговейной хвалы у ветхозаветного псалмопевца Давида, повторяемое у святых апостолов. И сие то слово о вечности берем мы в Православной Церкви Святой.
За эти две тысячи с двенадцатью годами, что протекли со времени распятия Христа – истинного Бога нашего и светлого Воскресения Христова. Сколько произошло всяких перемен.

Служение вечному.
Если бы отдаленные предки наши вдруг бы восстали из своих могил, то они с трудом узнали бы в нас своих потомков – так изменилась наша речь, наш внешний вид, наши нравы, обычаи, образ жизни, наши города и селения и весь внешний уклад нашего быта.

Жизнь с ее переменами течет перед нами особенно быстро, когда буквально мелькают перед взором нашим люди, законы, преобразования, предприятия, меняются с необычной легкостью мнения и воззрения, вкусы и наклонности людей. Что вчера было запретным, преступным, то сегодня не только дозволительно, но и похвально.

Несчастно время, несчастные люди, если этой изменчивости нет противовеса в чем-то вечном и неизменном, если временное застилает от духовных очей вечное, и земное подавляет небесное.
Блаженна та душа, которая возжаждет этого вечного. Она не останется без удовлетворения. Блажен человек, иже обрете такую премудрость (Притч. 3, 13) переживал и переживает такую жажду: он живет истинно человеческого и достойной жизнью.

Крестными ходами, петициями, заявлениями, протестами, постановлениями, всем, что разрешено христианскою совестью, мы можем и обязаны проявлять и осуществлять священную борьбу за веру и Церковь. Вечное не стареет. Вечное служит основою жизни, но отнюдь не временное. Вечному надо служить и в личной жизни, и в жизни народно-государственной. Есть два царства: Божие и человеческое. Небесное и земное. Церковь и государство.

Одному обещана вечность, неодоленность – это Церкви (Мф. 16.18.28.20). Другое наследует то, что принадлежит земле и человеку: удел их изменяемость и умирание, ибо преходит мира сего образ (Кор. 7.30). Что же нужно делать царству человеческому, чтобы приобщиться вечности и взять ее себе уделом? Ясно, что надо приобщиться Церкви Божией, в ней и с нею жить, ее задачам служить. Это вернейший путь прочности земного нашего царства.

И какая жалость снедает сердце, когда видишь, что часто мы идем по пути совершенно обратному. Не замечаем ли мы, как во всех внутренних замешательствах и настроениях мы из вечного и небесного, из того, именно, из чего никто не смеет ничего отдать и уступить, объявляем веротерпимость, уступку прав Святой Церкви?

Думают этим путем уступок кому-то сделать приятное, у кого обрести благоволение. Сбывается слово пророка: говорят, мир, мир, а производят бедствия (Ис. 45, 7). Сбывается слово апостола о том, что, когда говорят о мире и безопасности, внезапно постигает нас пагуба (1 Сол. 5, 3). Тут-то и нужно помнить народу и государству о твердости и непоступливости в вере и во всем, о том, что касается вечного и небесного.

Братие, тверди бывайте, непоступливы!
Не то же ли самое в жизни (1. Кор. 15, 58) личной, в жизни каждого отдельного человека христианина? В жизни надобно измерять и оценивать все при свете вечности; многое, что кажется великим и важным, на самом деле ничтожно и малоценно; вечность открывает человеку неумирающую жизнь, блаженную или мучительную, которую человек сам себе приготовляет жизнью земною; дела наши идут вслед за нами, и мы за них дадим отчет. Иного пути достижения блаженства нет, кроме той лестницы восхождения от земли на Небо, которую указал Спаситель в заповедях блаженства. Разве все это не оправдано сонмом бесчисленных святых?

Но, главное, запомним одно: жизнь и смерть, благословение и проклятие, спасение и пагуба наследуются нами только в зависимости от того, служили ли мы вечному или забываем о нем.
Анализ многих социальных проблем, с которыми сталкивается сегодня Абхазия, в том числе возросшее число суицидов, смертность из-за наркомании и алкоголизма, падение рождаемости, детская безнадзорность и беспризорность, свидетельствуют о том, что все наши беды являются результатом смешения и изменения нравственных ориентиров, разрушение традиционной системы ценностей.

Уверен, что совместными усилиями нам удастся возвратить подлинный смысл конституционному принципу построения социального государства, в котором качество жизни, эффективная социальная политика и высокая духовная культура будут рассматриваться как основные цели долгосрочного развития. На нас – деятелях Церкви и культуры, преподавателях и ученых лежит великая ответственность за восстановление цивилизационной преемственности, сохранение и приумножение духовного достояния народов нашей страны.

Увы, многие из них погли по иному пути – пагубному, атеистическому. Преклоняясь перед западным рационализмом, они мучились в попытках найти духовное самоопределение без Бога; не желая и не умея обрести творческий покой в своей души, они всю свою энергию обращали на внешнюю сторону жизни, безумно разрушая созданное за тысячелетия православное государство. Ложно понятая идея свободы сыграла с нами злую шутку. Рынок, где все на продажу, втянул в себя и прессу. Мне это горько сознавать. Издания превратились в нелепо-неграмотные малолитражки, заполненные пиаром до предела; к тому же и не слишком-то приличные. 

Однако есть и другие люди. Это люди – наша национальная интеллигенция, которая сегодня покаянно осознает свой отрыв от народа. Долг интеллигенции – привести в единство. Хочется верить, что интеллектуальные силы страны сделают правильный выбор. Ныне, смотря на результаты, к которым привело это увлечение всеобщим отрицанием и либерализмом, мы можем с горечью повторить слова Евангелия: «По плодам их узнаете. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы?» (Мф. 7, 16).

Национальная идея без ее духовно-религиозной составляющей лишена какого-либо реального содержания. Ни кровное («племенное») родство, ни даже язык не могут служить основой национально-государственной независимости. Подобный «племенной», этнографический национализм, предполагаемый вне религиозной идеи – есть лишь одно из орудий буржуазно-эгалитарного прогресса, служащего космополитическому разрушению подлинного национально-культурного разнообразия стран и народов в угоду «серой» культуре всеевропейского мещанства.

Дух западноевропейской идеологии – индивидуальная избранность к спасению – несовместим с духовным наследием нашего народа – все имеют равную возможность к спасению. Он всегда отстаивал духовное равенство всех перед Богом!

Отношения между культурой даже в ее традиционном виде и Церковью по разным причинам всегда носили довольно сложный характер: отчасти из-за некоторого соперничества в борьбе за влияние на человеческую душу. Потому что законы художественного творчества очень часто находятся в противоречии с законами духовной жизни и преследует порой противоположные цели. И это чрезвычайно важно, потому что посредством культуры происходит воспитание наших детей, которые либо поднимут ускользающую нить христианской культуры и свяжут рвущуюся преемственность поколений, либо станут в стройные ряды строителей нового и уже последнего мира. 

Проблема воспитания подрастающего поколения всегда была актуальной. Целые поколения людей в ХХ веке оказались оторваны от Бога, Церкви, что привело к духовной пустоте. Казалось бы, что сегодня есть все условия для духовного становления личности: открываются храмы, возрождаются монастыри, делается все, чтобы человек обрел утраченное общение с Богом. Сегодня многие моральные принципы высмеиваются и открыто культивируется грех, которые преподносится как норма жизни. 

Очень важным фактором в воспитании молодежи является семья. От родителей во многом зависит, какие ценности будут преобладать, какие нравственные нормы поведения молодежь получит. По мнению Феофана Затворника, «детство – это время закваски, которая во многом будет определять будущие поступки человека». Именно православные семьи, где культивируется добродетель, смогут предотвратить молодежь от очень многих трагедий, свидетелями которых мы не раз становились.

Другим важнейшим фактором воспитания молодежи является школа. Она сегодня почти не уделяет внимания воспитанию детей. Головная цель – дать наибольшую сумму знаний. А ведь слово «образование» предполагает раскрытие в человеке образа Божия.

Только объединение сил семьи, школы и СМИ смогут переломить ситуацию и позволить молодому поколению открыть для себя примеры духовного опыта и красоты великих православных людей нашей земли.

Исторический путь развития абхазской культуры связан с вероучением и духовной традицией православия. Осознать связь прошлого, настоящего и будущего, как жизненный смысл и творческую задачу построения настоящего и будущего невозможно без интеллектуальных усилий. Носителем этой традиции в истории абхазской культуры выступала интеллигенция. В задачи интеллигенции входит осмысление опыта истории и на этой основе обращение нации к духовным истокам культуры. 

Необходим диалог священнослужителей и интеллигенции. Интеллигенция оказалась, вольно или невольно, носителем национального самосознания наряду (вместе, а не вместо, как принято считать) со священническим чином и чином государственным. В широких народных слоях, да и в среде интеллигентов, присутствовали симпатии к Православию, начиная с устойчивой традиции праздновать Пасху как народный праздник. 

Церковь ратует за необходимость утверждения в сознании людей православного образа жизни, как нормы и как идеала, к которому надо стремиться.

Необходимым условием обеспечения православного образа жизни и существования христианской цивилизации является сохранение традиционных ценностей, дающих человеку возможность распознавать грех, осознавать опасность греха для личности и общества, противостоять греху. Забота о становлении православного образа жизни и утверждении права христианской цивилизации на существование в Абхазии должна быть не только церковным, но и государственным делом.

Церковь дает обществу идею религиозно оправданного патриотизма, без которого у Абхазии, как самобытной цивилизации, нет будущего. Идею патриотизма недопустимо монополизировать в узких эгоистических целях. Настоящий православный патриот должен не на словах, а на деле быть верным чадом Божиим и активным членом Церкви. Христианский патриотизм не потворствует порокам народа Божия, но очищает и преображает его, подвигает к святости, принося Отечеству не временную выгоду, которая является призрачным благом, но благо высшее, непреложное. 

Православные патриоты не ищут недругов, но с верой и мужеством борются со злом и грехом во всех их проявлениях. В этом залог возрождения из пепла Православия Абхазии. Церковь признана давать нравственные ориентиры обществу. Общество нуждается в максимально возможно точном определении сферы применения интеллекта как духовного явления. Поэтому лучше в этом направлении, видимо, принять объективную реальность наличия разных типов людей данного вида труда в зависимости от способа социальной реализации (или больших интеллектуальных дарований, реализуемых в сферах религиозного, общественного, государственного служения и пр.).

Такое рассмотрение является чрезвычайно удобным и продуктивным, так как открывает не только возможности типологии интеллигенции, но и устраняет ряд надуманных, но довольно стойких в общественном сознании противоречий, например, между учеными и церковными служителями, властью и «интеллектуалами» и т. д. Также оно делает невозможным исключение из числа добросовестной интеллигенции, честно служившей Богу и народу, тысяч ученых, сельских учителей, преподавателей академий, университетов и т. д.

Прежде всего нам необходимо внести ясность, чтобы исключить ложь и умело провоцируемое разделение внутри абхазского общества, в том числе между сообществом интеллектуалов и Церковью, искусственное отделении интеллигенции от Церкви. 

История и современность напоминают, что и клир имеет много интеллектуалов, пришедших из рядов светской интеллигенции, и верующая интеллигенция сама составляет часто единого тела Церкви, вместе с клиром. Конечно, интеллектуальные, творческие верующие люди – сложное явление, они проходят различные фазы углубления, осознания веры, в том числе и неосознанной, и нуждаются в особо чуткой, квалифицированной помощи. 

Очевидно, что перефразируя известную поговорку, за обычным человеком ходит один дьявол, а за талантом – пять. Талант, дар Божий – есть особая миссия, и совершенно очевидно, что именно носители его особенно уязвимы и подвергаются особо сложным испытаниям в своем духовном становлении. Ведь они наиболее ценные потенциальные воины – либо войска Добра, либо войска зла.

Для того, чтобы нам совместными усилиями общества, Церкви и власти лучше сохранить к служению Добру талант, интеллект, особенно подрастающих поколений, нам необходимо, в том числе, глубже разобраться в понятии «интеллигенция» и его истории в прошлом и настоящем.
Смысл понятия «интеллигенция» был противоречивым уже с момента его возникновения. На западе более распространен термин «интеллектуалы», употребляемый и как синоним термина «интеллигенция». В. Даль определял интеллигенцию как «образованную, умственно развитую часть жителей», но он отмечал, что «для нравственного образования у нас нет слова», т. е. именно для того просвещения, которое образует и ум, и сердце.

Интеллект всегда находится на службе у Добра, или у зла. Третьего, как известно, в мире не дано. Не существует реальной жизни вне выбора, и ежедневно человек выбирает, принимает решение в пользу высших или иных ценностей, направляя соответственным образом деятельность своего инструмента – интеллекта.

Понятие «интеллигенция» (от лат. понимающий, мыслящий, разумный). Понятию «интеллигенция» часто придают моральный смысл, считают ее воплощением высокой нравственности и демократизма. Тем не менее в сознании многих людей, особенно историков, имеется также исторически возникшая печальная ассоциация понятия «интеллигенция» с сообществом интеллектуалов, бунтующих против власти, отрицающих все и вся, живущих в бесплодной гордыне интеллекта и проводящих дни и годы в пустой болтовне под предлогом поиска смысла жизни.

Таким образом, мы видим, что, как и понятие «человек», понятие «интеллигенция» имеет своих представителей разного уровня – одни достойны памяти и подражания, а о других можно лишь сожалеть и молиться  о их спасении.

Именно поэтому серьезный пересмотр жизненных приоритетов. Неизбежна смена внутренних установок – с приоритета материально-душевного комфорта на приоритет духовно-нравственных ценностей в качестве основных ценностей жизни. Это даст интеллигенции, в сочетании с добровольно принятой жертвенной ролью активного борца со злом, непередаваемое чувство радости и счастья, возникнет чувство, жизнь обрела смысл. А с обретением смысла жизни обретается радость, а с радостью – сила. Так вновь в обществе могут появиться интеллектуальные плоды, несущие ему совершенствование и процветание.

Интеллигенция – это реальная сила, влияющая на общественное развитие, способная тормозить или проводить в жизнь любые функциональные властные условия. И здесь нашей интеллигенции потребуется полная актуализация способности «различать духов»; идут ли эти духи от Бога, или от эгоцентрика, желающего все пустить на потребу своего сиюминутного «всестороннего удовлетворения».

26.03.2012 г.
О. Виссарион


Возврат к списку

Церковный Совет
АПЦ
Сухумский Кафедральный собор Благовещения Пресвятой Богородицы



Игумен Игнатий (Киут)

  Игумен Сергий (Джопуа) 
     

Иеромонах Василиск (Лейба)

                      
       Официальный сайт работает с благословения священноначалия Абхазской Православной Церкви© Copyright 2011-2020