Православие.Ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru


Расширенный поиск
Церковный вестник

Православная Абхазия

Святая обитель. Карьера на лжи или ложь ради карьеры?

Святая обитель. Карьера на лжи или ложь ради карьеры?

Ситуация, в которой оказалась Православной Церковь в Абхазии, является очень сложной.

История восстановления церковной жизни в Абхазии

После того как в результате кровопролитной войны грузинский архиерей покинул Сухумскую  кафедру, она осталась вдовствующей. Грузинские священники вслед за своим архиереем в полном составе также покинули свою паству.

Это время вспоминать очень тяжело. Оставшимся в Абхазии немногим священникам - а нас осталось фактически трое — отец Павел в Гаграх, отец Петр в Лыхнах и я, было очень сложно совершать пастырское служение, но Господь помогал нам, и я успевал, и в окопах бывать, и везде, куда меня звали.
Наконец закончилась война, мы стали думать, что делать дальше, как быть...
Я обратился за советом к духовнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Кириллу, он в свою очередь посоветовал мне обратиться к монахам Русского афонского монастыря, потому что духовный центр Абхазии — Новоафонский Симоно-Кананитский монастырь исторически связан с Пантелеимоновым монастырем на Афоне.

Преодолев множество препятствий — в начале 1990-х годов поездки на Афон еще были редкостью — я прибыл на Святую афонскую гору. Обратился к настоятелю Пантелеимонова монастыря архимандриту Иеремии и к старцу Максиму, который был по происхождению понтийским греком. Они достаточно хорошо знали ситуацию в Абхазии. Именно тогда отец Максим дал мне совет: держись России. Этому совету я стараюсь неукоснительно следовать и по сей день. Я вернулся в Россию к отцу Кириллу, тот послал меня к Святейшему Патриарху Алексию, и Святейший практически сразу начал нам помогать. С этих пор церковная жизнь Абхазии стала развиваться с помощью Московского Патриарха Алексия.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, в то время председатель ОВЦС, тоже всегда старался нам помогать, помогает, конечно же, и теперь, уже будучи Патриархом. И это теплое отношение Московского Патриархата очень поддерживало нас в тяжелые послевоенные годы, поддерживает и в нынешние времена, которые остаются непростыми несмотря на нормализацию политической ситуации в Абхазии. 

«Они вышли от нас, но не были нашими...»

У меня всегда была мысль выучить молодых священников, чтобы обеспечить будущее Церкви в Абхазии, поэтому еще в 1993 году я направил в Московские духовные школы для обучения двоих студентов-абхазцев. Это были Дмитрий Дбар и Адриан (Адгур) Ампар. Я лично просил президента Абхазии отпустить на учебу в Москву этих молодых людей, так как в тот момент в Абхазии еще шла война — поверьте, это было непросто. Впоследствии в Московскую семинарию были направлены еще двое учащихся Рустик Сарсания (впоследствии иеродиакон Давид) и Герман Маршания.

В то время ректором Московской духовной семинарии был епископ Филарет, который впоследствии, уже будучи Майкопским архиереем, постриг в монашество и рукоположил Адриана Ампара и Дмитрия Дбара, которые стали соответственно иеромонахами Андреем и Дорофеем. Это были, как мне казалось тогда, талантливые ребята, любящие свою родину, полюбившие Православие. Адриан Ампар наряду с семинарией окончил иконописную школу, Дмитрий Дбар окончил Духовную академию по первому разряду, защитил кандидатскую диссертацию по истории христианства в Абхазии.

Но к величайшему нашему сожалению, эти молодые иеромонахи не оправдали ожиданий. Вместо монашеского образа жизни и служения они стали проявлять стремление к самочинному управлению и неуважение и высокомерное отношение к собратьям-священнослужителям. Это было тогда не понятно, т.к. властных полномочий у них и так было предостаточно. Иеромонах Дорофей был секретарем епархии, иеромонах Андрей настоятелем Ново-Афонского монастыря. Фактически вся наша церковная жизнь была у них в руках — и пресс-служба, и финансовое хозяйство, практически все, что было связано с управлением, было вверено им. В этом, наверное, была моя ошибка...К сожалению, к отцам Дорофею и Андрею в полной мере можно отнести слова апостола Павла «Они вышли от нас, но не были нашими…».

Как выяснилось позже, им хотелось не просто больше власти, они хотели захватить всю власть в Абхазской Церкви, не желали никому подчиняться, не выносили критики старших товарищей, грубо и агрессивно отвечали на замечания собратьев. Все делали самочинно, без благословения, хотя и прекрасно знали, что в отсутствие архиерея я являюсь избранным управляющим епархией, я посылал их учиться, рекомендовал к постригу и хиротонии, назначал на ответственные должности. С какого-то момента они вообще перестали подчиняться и нашему Церковному Совету, и Майкопскому архиерею, хотя и были клириками Майкопской епархии. Мы неоднократно призывали их одуматься, но они решили полностью выйти из подчинения.

Все это привело к тому, что в 2008 году иеромонах Дорофей был запрещен в священнослужении архиепископом Майкопским и Адыгейским Пантелеимоном. Мы не обнародовали этот факт, надеясь на покаяние и исправление отца Дорофея.
После этого отец Дорофей решил поехать в Грецию учить греческий язык и писать докторскую диссертацию, то есть якобы с чисто научными целями. Мы поверили ему. Я сам был у владыки Пантелеимона, Владыка, правда, сразу меня предостерег, что это может быть чревато большими неприятностями.

К сожалению, слова владыки Пантелеимона оказались пророческими: когда год назад иеромонах Дорофей вернулся, он обманным путем собрал людей из числа мирян и туристов, атеистов, мусульман и немногим православных христиан, назвав это «церковно-народным собранием», и начал кампанию, которая окончательно завела церковную ситуацию в Абхазии в тупик. 

В настоящее время Новоафонский монастырь из твердыни Православия превратился в очаг раскола. В монастыре развернута широкая торговля, а около церковные территории разрослись коммерческими объектами. Таким образом, раскольники получили очень серьезную финансовую базу для своей деятельности.

Могу сказать, что в отношении отцов Дорофея и Андрея мы всегда старались действовать снисходительно, в духе икономии, но к великому сожалению эти лжепастыри все больше упорствуют в своих интригах и увлекают за собой на путь погибели многих неискушенных чад Православной Церкви.

По вере и по правде: «достижения»  за прошедший год.

Пока просто посмотрим официальные публикации, которые мы все читали.
Иеромонах Дорофей стал человеком образованным и по началу создавалось впечатление о его серьезном отношении к православным канонам. Как он сам подтверждает серьезность священнодействия, говоря в интервью известному журналу «Коммерсанть» ровно год назад: 
«Просто поймите, мы не сумасшедшие люди, чтобы священнодействовать, если нам запретили служение по канонам Церкви. Ведь за это придется нам отвечать перед Богом… Ни перед Патриархией, ни перед властью, а перед Богом, потому что будучи запрещенными, мы совершали таинство. А это очень серьезное преступление, с точки зрения церковного права.»  

Он не согласен с Указами о запрете в священнослужении сроком на год  (№068 и №069 от 26 мая 2011 года за подписью Епископа Майкопского и Адыгейского Тихона ), называя их необоснованными и самочинными, но, Указы изданы с учетом «Положения о практике запрещения клириков в служении и почисления клириков за штат» и одобрены Священным Синодом Русской Православной Церкви 22 марта 2011 года. Тогда почему вместо того чтоб явиться в Москву для обсуждения своих вопросов, иеромонахи публикуют в прессе письмо Патриарху Кириллу и Священному Синоду РЦП МП, тем самым совершая не канонический акт и становясь на путь популизации своих действий акцентируя вокруг себя внимание. 
«…Как вы видите, мы не подчинились решению, указанному в документе от 26 мая, и совершаем богослужения… И мы по сей день поминаем за богослужением имя патриарха Московского и всея Руси Кирилла…»  

А что касается вопроса определения статуса Абхазской Православной Церкви, иеромонах Дорофей весьма ясно высказывает свою позицию: «Давайте исходить из реальной ситуации. Мы точно знаем, что абхазский церковный вопрос решить в одностороннем порядке невозможно. Ни Русской Церкви, ни Грузинской Церкви, ни Греческой. Абхазский церковный вопрос можно решить только всем православным сообществом с участием представителей всех Церквей. И его решить невозможно за один год и за два года, и за три года — это длительная и большая работа. И, слава Богу, что у нас есть вот это молодое духовенство, и что мы хотим решить это в рамках канонических, т. е. законных Церквей.»
И в этом есть здравый смысл, но создавая себе репутацию модных священников-реформаторов, они направленно нагнетают общественное противостояние.

Что же происходит за год?. Не найдя поддержки среди абхазского и русского духовенства, как информирует общество (Агенство «Регнум» и RELIGARE («РЕЛИГИЯ и СМИ»),  они предприняли поездку в Турцию, где в качестве простых паломников были приняты Константинопольским Патриархом. Позднее патриарх Варфоломей дал разъяснения по поводу этой встречи. В Константинополе настаивали, что встреча была неофициальной, и абхазской делегации, после многих просьб об аудиенции, как любому желающему христианину, была дана возможность встретиться с Вселенским Патриархом Варфоломеем. При этом подчеркивалось, что Абхазия является канонической территорией Грузинской Православной Церкви.  

В Абхазию же они принесли иную весть. «Архимандрит Дорофей Дбар дал высокую оценку состоявшейся 9 января в Стамбуле (Константинополе) по приглашению Вселенской Патриархии встрече Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея с представителями Совета Священной Митрополии Абхазии… Святейший патриарх Вселенский заверил представителей Священной Митрополии Абхазии, что «Константинопольская церковь, как Мать-церковь, сделает все возможное для того, чтобы помочь маленькому абхазскому церковному народу в решении существующих в республике церковных вопросов». (Апсныпресс 11.01.2012) и в ажиотаже стали собирать народ под свое начало и делая готовность чуть ли не завтра  принять Константинопольское решение-статус нашей церкви во главе с епископом Дорофеем.

Но, в это же время Дорофей дает интервью корреспонденту радио «Эхо Москвы» А. Соломину  (публикация на страницах сайта «Митрополии»), где комментирует Стамбульские встречи  (на радио конечно нет корректора, поэтому читаем как есть): «Вы знаете, мы уже делали официальное заявление. Нужно немножко, так сказать, более аккуратными в терминологии быть. Речь не идет об автокефалии, речь идет о решении абхазского церковного вопроса в том порядке, как мы определяли на церковно-народном собрании и в своем обращении. То есть речь идет об определении статуса священной метрополии Абхазии, затем о решении вопроса абхазского епископа и о постепенном становлении абхазской православной церкви с помощью вселенского патриархата…» и дает заключительную оценку визита своей делегации: «Вы знаете, да, все будет... Мы будем ждать соответствующих объектов, поэтому будет заседание священного синода и так далее. То есть этот уже процесс идет. Вот, вы понимаете, просто вопрос состоит как раз в том, что мы с самого начала сделали совершенно правильные соответствующие предпосылки. Понимаете? Вот, в отличие от многих сторон, которые решали этот вопрос, мы сделали продуманные вещи, потому что мы знаем ситуацию внутри православных церквей, в общем, в православном мире. Мы знаем, как это решалось в древности. Поэтому все наши действия, я думаю, насколько мы могли, насколько было в наших силах, были продуманы, поэтому результат... Вот вы видели вчерашний результат. Я думаю, в дальнейшем что-то будет решаться. Все в руках божьих. Пусть Господь нас всех сподобит. Сейчас вот я с вами разговариваю, нахожусь в Святой Софии, в Константинополе – это главный храм всего православного мира, в который мы пришли вчера перед встречей с патриархией, в который мы сегодня пришли снова после встречи, потому что мы знаем, что в нем среди всех других паломников, которые в течение всей истории христианства и в том числе православия, и в том числе Византийской империи приезжали сюда поклониться, были наши соотечественники абазги, их цари, которые молились в этом храме, и мы немножко просили и их тоже, чтобы нам оказали помощь. Потому что жив человек, умер человек – все мы составляем единое цело Христово, то есть церковь.» 

Что это есть? Намеренная ложь для привлечения к своей персоне народ или глубокий самообман? Это уже похоже на речь сошедшего с ума человека, который не признает ни отцов своих, ни Святоначалие, ни государственную власть, и своей дерзостью переходящего все границы не признавая ответа теперь даже перед Богом, как еще год назад сам же утверждал Дорофей: «Просто поймите, мы не сумасшедшие люди, чтобы священнодействовать, если нам запретили служение по канонам Церкви. Ведь за это придется нам отвечать перед Богом… Ни перед Патриархией, ни перед властью, а перед Богом, потому что будучи запрещенными, мы совершали таинство. А это очень серьезное преступление, с точки зрения церковного права.»  И нынешний Указ о запрещении иеромонахов подтверждает эти слова (тест публикуется на http://aiasha.ru/file/ukaz_D.jpg  и http://adygeya-orthodoxia.ru/eparxiya/dokumentyi/ukazyi/11-iyunya-2012.html  в общем списке).

А сегодня они «…заявили о полном разрыве своих отношений с Русской Православной Церковью, демонстративно разорвав указы епископа Майкопского и Адыгейского Тихона о наложении на них запрещения в священнослужении сроком на три года...» (Регнум 27.6.2012). 
Но «…При этом и о. Дорофей (Дбар) и о. Андрей (Ампар) намерены продолжать "служить" Литургию…поминать за богослужением имя Святейшего Патриарха Вселенского Варфоломея I, как Первоиерарха всей Вселенской Православной Церкви.»

Ну а введенный в заблуждение народ по сей день смотрит на самоназванного «мессию», а что до монашеского образа жизни и служения -  так ведь не зря говорят, что сумасшедшим закон не писан. Ни государственный, ни канонический. И как бы Дорофей не манипулировал православными канонами и своими светскими амбициями, и кому ни служил бы Литургию - все одно, видит он только себя в выси, творя беззаконие православное и гражданское.

Новый Афон — это духовный центр всего Кавказа, это особое, уникальное место, которое создано для того, чтобы весь Кавказ просвещался светом Христовым. Новоафонский монастырь, как и другие храмы, является объектом историко-культурного наследия и передан государством в бессрочное и безвозмездное  пользование Абхазской Православной Церкви.
Поэтому беззаконие, которое сейчас там творится, должно быть прекращено. 
     
                                             Иерей Виссарион


Возврат к списку

Церковный Совет
АПЦ
Сухумский Кафедральный собор Благовещения Пресвятой Богородицы



Игумен Игнатий (Киут)

  Игумен Сергий (Джопуа) 
     

Иеромонах Василиск (Лейба)

                      
       Официальный сайт работает с благословения священноначалия Абхазской Православной Церкви© Copyright 2011-2020